content top

Любовь на войне

Любовь на войне

У нас Ванюшка был в партизанском отряде «За советскую Родину», его ранило в грудь, но ни сердце не задело, ни легкое, но потом у него рука усохла, были перебиты сухожилия. Я ему заткнула эти дырки, и — в село. В селе мы взяли две подушки, обвязали его, командир связался с Городницей, что раненый у нас. Ваня стонет, а я обнимаю и целую его: «Тихо, тихо.» Из партизанского отряда я вернулась в Новоград-Волынский,...

Далее

Госпиталь

Госпиталь

В конце 42-го года в наш город приехал госпиталь, перевели его со станции Лев Толстой, есть такая в рязанской области станция. Меня, ещё несколько девочек и мою двоюродную сестру по путёвкам райкома комсомола послали на курсы санинструкторов. Учили нас стрелять, перевязки я научилась делать изумительно. До сих пор помню «шапку Гиппократа» — как голову бинтовать. А вот стрелять я не научилась, стреляла с...

Далее

История любви Зои Гринштейн

История любви Зои Гринштейн

На войне у меня был коллега-медик, Леня, мы два лейтенанта. Он был из Одессы. Я техникум закончила, а он должен был пойти на пятый курс в институте. Мне было 18, ему 20, один год не докончил, но тоже лейтенант. Мы вдвоем были в этом батальоне, два медика, коллеги. Всю войну вместе были, с одного котелка ели, в общем, все ухабы вдвоём. Я его уважала и любила как человека. Я девочка была, вокруг одни солдаты, блиндаж...

Далее

Не всем детям удалось выжить…

Не всем детям удалось выжить…

В эвакуации мы оказались в пензенской области. Завод, на котором выпускали капсулы для снарядов «катюш», находился под землей. На поверхности было несколько бараков из почерневших от времени брёвен. В них жили семьи эвакуированных с Украины, из Ленинграда, Белоруссии. Невдалеке находилось заводоуправление и клуб. Вновь прибывших расположили в бараках. Говорили, что до войны там жили заключённые. На всю...

Далее

Работа в тылу

Работа в тылу

У меня отец на фронте не был, он по обороне был, начальником участка работал, ремонтировали телефонные и телеграфные линии. Наша семья не голодала, было своё подсобное хозяйство — корова, гуси, куры. Потом гусей украли, конечно, но всё-таки изворачивались. Рабочие у отца в поле работали и паёк получали вовремя, сразу на 10 дней, была специальная бумага, чтобы обеспечивать. Некоторые не всё получали, а нам...

Далее

Рассказ члена команды монитора «Железняков»

Рассказ члена команды монитора «Железняков»

Отступала армия, отступала флотилия. Наш монитор «Железняков» примерно месяц был на Дунае, а потом мы пришли в Одессу. После Одессы мы обстреливали Очаков, Николаев, Вознесенск. Мониторы — это корабли береговой обороны, это, грубо говоря, баржи, на которых стоит мощная артиллерия, пулемёты. Мы пришли в Херсон, обстреливали Киндийку, когда немецкие войска шли на Херсон — это было в августе 1941 года. 18...

Далее

Херсонцы. Воспоминания Анны Шевченко

Херсонцы. Воспоминания Анны Шевченко

Когда немцы под Cталинград подошли, наши начали отступать, мы оказались в окружении. Все начали отъезжать, колхоз эвакуировали, и меня забрали. Я тоже еду с колхозом, но, не доезжая до Сталинграда, мужчина, который нас повозкой вёз, развернулся и говорит: «Я поеду домой, не хочу за Волгу!» И он поехал домой, и я осталась… Собралась группка людей и решили, что надо идти назад, надо Волгу назад перейти, мы же...

Далее

Херсонцы. Жизнь в тылу

Херсонцы. Жизнь в тылу

Мы, малыши еще, по 15 лет (хотя в то военное время мы казались взрослыми), собрали под руководством взрослых команду и боролись с зажигательными бомбами. Дежурили на крышах домов. Там стояли бочки с водой и ящики с песком через каждые 5 метров. И вот, когда бомба падает, она страшно воет, ужасно, но мы старались друг перед другом страха не показать. Нами руководила женщина, тётя Паша, царствие ей небесное, она...

Далее

Военные воспоминания Савельевой М.Ф. и Лонского С.И

Военные воспоминания Савельевой М.Ф. и Лонского С.И

Я была в госпитале, в морской бригаде. Когда был прорыв блокады Ленинграда, нашу бригаду расформировали, потому что всех моряков отозвали корабли. А я попала в 30-й Ленинградский корпус, в 133-й артиллерийский полк. Но мне медицина не нравилась. Я считала, что это не моё призвание, хотя хирург меня заставлял всегда учить, особенно рецептуру, чтобы я могла сама написать рецепт. Он говорил: «Ты посмотри, какие у...

Далее

Освобождение Херсона. Перетяпко Дмитрий

Освобождение Херсона. Перетяпко Дмитрий

28 октября 1943 года в Казачьи лагеря вошли наши войска. Немцы быстро удрали до Цюрупинска, а в сёлах как таких войск не было. У нас полицейское отделение было, предатели из наших. 2 ноября меня вызвали в полевой военкомат, призвали, и я был направлен в 49-ю гвардейскую танковую дивизию, в пулемётную роту. Выдали мне пулемет «Максим» — это был тяжёлый пулемёт, его устанавливали только на долговременных...

Далее

Моя война. Дроботенко Б.Н.

Моя война. Дроботенко Б.Н.

В 1943 году смотрю — парней 1926-го года рождения берут на фронт, а меня не берут. Я пошёл в военкомат, мне сказали: «Возьмём» — и повестку мне в зубы. 17 человек нас отправили в запасной кавалерийский полк в город Татарск. В повестке было, чтобы валенки, полушубок был — чтоб одеты были тепло. Приехали в свой полк, в баню заводят нас. Вышли из бани — нам дали старые шинели, сапоги дырявые, из них аж...

Далее

Херсонцы. Фронт. Воспоминания Зои Гринштейн

Херсонцы. Фронт. Воспоминания Зои Гринштейн

Мы пошли на Кенигсберг, у меня и медаль есть за это. Вот это уже действительно был гимн войне, это что-то было что-то неописуемое! Это прямо ликование боя было! Большой толстой стеной окружён Кенигсберг, обнесён как китайской стеной. Немцы туда отступали, за эту стену. В 5 часов утра 10 апреля атака будет. Перед стеной поле большое, на поле пехота, за нами техника. Нам сказали подниматься по команде, когда...

Далее

Херсонцы. Концлагерь Равенсбрюк

Херсонцы. Концлагерь Равенсбрюк

Привезли нас в Германию. Сначала послали на работу. Мы дней пять поработали, работа тяжелая была, кушать плохо давали, и нас человек шесть отказались работать. Нам сказали: «Ну, не хотите работать — не работайте». Не били, ничего. А потом пришёл полицейский, на нём чёрная военная форма. Он посадил нас в автомобили — такие длинные, чёрные, — и повезли нас. Куда повезли — мы не знали. Оказывается, нас...

Далее

Херсонцы. Воспоминания Лонского С. И. о лагерях

Херсонцы. Воспоминания Лонского С. И. о лагерях

В оккупации мы ходили по селам, были в подполье. Поймали меня, в конце концов, уже под Николаевом. Поймали наши, которые немцам служили — донские казаки. Мы прятались, но они на конях, они сверху, им видно. Погнали нас в Николаев. Пригнали в лагерь Тимвод. Там собирали не только тех, кто прятался — всех молодых мужиков из сёл угоняли, стариков не трогали. В этом Тимводе, чтобы не сильно охранять, но чтобы...

Далее

Херсонцы. Лагерная жизнь

Херсонцы. Лагерная жизнь

Сначала мы жили все трое (я, мать и отец) в концлагере. По какой-то причине концлагерь сгорел, разбежались все, родители меня потеряли, три дня искали. Нашли меня у чехов и поляков — тоже у пленных. Потом, помню, шли, шли по дорогам, не зная ни языка, ничего. Нас ловили, искали, ночевали мы на каких-то фермах, и там какое-то яичко могли найти, просили кусочек хлеба. На нас смотрели такими огромными глазами,...

Далее
Стр. 4 из 111234567891011
content top