Югославия снова братская

Бархатный сезон-63 Никита Хрущев проводит в Югославии, завершая «нормализацию отношений» — при Сталине югославский режим считали фашистским

Прошло десять лет со времен последних советских частушек про «бандита Броза Тито», у которого руки по локоть в крови югославского народа. Хрущева и его супругу Нину Петровну в Белграде и на острове Бриония сердечно принимают президент Югославии Иосип Броз Тито и его супруга Йованка.

Слева направо: на передних сиденьях - Никита Хрущев и Иосип Броз Тито, за ними - Йованка Броз и Нина Хрущева

Слева направо: на передних сиденьях — Никита Хрущев и Иосип Броз Тито, за ними — Йованка Броз и Нина Хрущева

Хрущев объясняет журналистам: мы с югославскими товарищами по поводу их опыта спорим, а все-таки у них хоть свой, но социализм. Для марксистов-ленинцев югославский социализм выглядит «нэповским»: рабочее самоуправление на заводах, много кооперативной собственности т рудовых коллективов, разрешен частный сектор. Ни в какие представления о социализме не укладываются продажа наличных долларов на динары (югославскую валюту называют «полуконвертируемой»), проницаемость границ и выезд на заработки на Запад, но про это не спорят.

Вновь признаваемая Кремлем соцстраной Югославия не вступает в военный Варшавский договор и СЭВ — Совет экономической взаимопомощи. Тито остается одним из лидеров Движения неприсоединения. Ему приписывают скабрезную формулу: Югославия в социалистическом содружестве — как яйца в половом акте: участвует, но не входит.

Но товарооборот с СССР растет быстро. Югославская мебель, лекарства, одежда и обувь котируются выше всех восточноевропейских, граждане Югославии — в просторечии «юги» — среди братских народов слывут самыми богатыми. Начинается советский туризм в Югославию. Процедура оформления и обмен валюты — как в капиталистическую страну.

 

В Америке бьют негров. Поход Кинга на Вашингтон

В США запрещаются остатки сегрегации — дискриминации по признаку расы. Больше не может быть ресторанов, отелей, кинотеатров и других публичных мест только для белых. На традиционно расистском Юге поднимается настоящая война

Законопроект о гражданских правах в конгресс внес президент Джон Кеннеди. Министр юстиции (брат президента — Роберт Кеннеди) вправе возбуждать судебное дело, если муниципальная школа не примет на учебу чернокожего.

Мартин Лютер Кинг произносит речь у мемориала Линкольна

Мартин Лютер Кинг произносит речь у мемориала Линкольна

Центр расистского сопротивления — штат Алабама. Его губернатор Джордж Уоллес прямо заявляет о неповиновении федеральному центру. Лидер алабамского черного движения баптистский проповедник Мартин Лютер Кинг приезжает в крупнейший город Алабамы Бирмингем и, выводя по несколько тысяч человек на улицы, требует равноправия в школах и допуска двух черных абитуриентов в университет. Полиция использует водометы и слезоточивый газ, демонстрантов травят собаками. Губернатор Уоллес поднимает национальную гвардию штата и заявляет, что сам выведет за шкирку любого негра, переступившего порог университета. Президент Кеннеди передает нацгвардию Алабамы под командование министра обороны Макнамары и приказывает ему обеспечить черным студентам нормальную учебу.

Войска занимают территорию университета, вытеснив Уоллеса и его сторонников и арестовав 15 белых, пришедших туда с оружием и цепями.

За три дня до начала учебного года Мартин Лютер Кинг устраивает поход на Вашингтон — самую мощную акцию за права черной Америки. В шествии участвуют 200 тысяч человек из всех 50 штатов. У памятника Линкольну Кинг произносит свою главную речь: «У меня есть мечта, что наступит день, когда на красных холмах Джорджии сыны бывших рабов и сыны бывших рабовладельцев смогут сесть вместе за стол братства». Слова «у меня есть мечта» — «I have a dream» становятся девизом расового равноправия.

В советском массовом сознании Мартин Лютер Кинг отбирает у прогрессивного певца Поля Робсона звание главного американского негра. Это слово еще не несет в себе ничего оскорбительного. Напротив, негр — угнетаемый герой из «Хижины дяди Тома», «Приключений Гекльберри Финна» и современный борец против империализма, с которым солидарны все честные люди планеты. После событий бурного лета 63-го возникнет анекдотический аргумент для споров о соревновании двух систем. На любую критику американцами советских порядков следует отвечать: а у вас зато негров вешают!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *