Плащ-болонья

Советский прокат фильма Лукино Висконти «Рокко и его братья» порождает повальную моду на болонью — короткий плащ без подкладки, который в фильме носит герой Алена Делона

Освоив плащи-болонья, советская легкая промышленность будет выпускать их три десятилетия

Освоив плащи-болонья, советская легкая промышленность будет выпускать их три десятилетия

По-делоновски надо щеголять, непременно подняв воротник. Дивные оттенки: черный с искрой, синий с отливом, зеленый с изумрудом и изысканное, очень заграничное шуршание при ходьбе. Но скоро миллионы людей, не видевших первоисточника, начнут носить плащи как попало и назовут их почему-то «болонья», хотя действие фильма происходило в Милане. По советскому поверью, в Болонье впервые произвели этот материал, хотя сама столица Эмилии-Романьи такой чести за собой не признает (в мире «болонья» — порода выведенных здесь комнатных собачек, по-русски они — болонки).

Непохоже, что из Болоньи и первая попавшая в СССР партия: оригинальные плащи доставляли действительно из Италии, но из портовых городов. Команды советских теплоходов привозили их для перепродажи массово, благо в сложенном виде болонья места почти не занимает. По 60-80 рублей за дождевик — астрономические цены начального психоза. Быстро появятся польские аналоги, затем производство материала и несложный крой освоит советский легпром, и болонья станет общедоступной.

Болонья — ткань — капрон, обработанный акрилосодержащим полимером, из-за него поверхность становится водоотталкивающей, но и воздухонепроницаемой. При умеренной прохладе в плаще вполне комфортно, но от дождя он спасает плохо, протекая по швам. При теплой погоде болонья превращается в парник, а на холоде твердеет, и тогда ее шуршание сменяется почти грохотом.

Вопреки своей непрактичности болонья, отслужив эталоном городской элегантности все 60-е, в 70-е получит признание даже на селе да и потом еще долго будет «донашиваться» при осеннем сборе грибов и ягод.

 

«А у нас во дворе»

Композитор Аркадий Островский пишет на стихи Льва Ошанина цикл из трех песен «А у нас во дворе» -задушевное прощание с уходящим в прошлое городским коллективизмом

Иосиф Кобзон и пластиночка, сделавшая его звездой

Иосиф Кобзон

Двор — один и тот же: триптих начинает песня «А у нас во дворе», а заканчивает — «И опять во дворе». Во дворе — в одной песне «старики, что стучат в домино», в другой -«старики, что все так же стучат в домино»; в одной песне «во дворе дотемна крутят ту же пластинку», в другой — «и опять во дворе нам пластинка поет». Чистый неореализм: поэзия обыденного, прелесть повторения привычного. Это-то под чарующую мелодию и манит — «хоть на вечер вернешься сюда», и не отпускает — «и проститься с тобой все никак не дает».

Уходящая натура: большие старые дворы, замкнутые большими старыми домами, образовывали пространство общей жизни — продолжение «общих квартир» — коммуналок. Двор как клан, соседство как родство. Теперь новостройки ставят так, что меж ними и дворов-то нет, у людей — отдельная жизнь в отдельных квартирах.

«А у нас во дворе» и «И опять во дворе» — мужские песни цикла -свежо исполняет только что начавший сольную карьеру Иосиф Кобзон; женскую «Я тебя подожду» меланхолично поет Майя Кристалинская.

 

Ботвинник — не чемпион

В мировых шахматах заканчивается эра Михаила Ботвинника — чемпиона с 1948 года. Выиграв матч за высшее звание со счетом 12,5 : 9,5, 9-м чемпионом мира становится Тигран Петросян. Комментаторы спокойны: «Победа все равно осталась за советской шахматной школой»

Михаил Ботвинник- патриарх советских шахмат

Михаил Ботвинник- патриарх советских шахмат

Главный отечественный шахматист еще с 30-х годов, Ботвинник завоевал чемпионство, выиграв турнир пяти лучших гроссмейстеров мира после смерти непобежденного Александра Алехина. В 1957-1958 и в 1960-1961 Ботвинник на год уступал титул соответственно Василию Смыслову и Михаилу Талю, а на следующий год возвращал его себе в матчах-реваншах.

Теперь матчи-реванши отменены, а участвовать в отборочных турнирах претендентов 52-летний экс-чемпион не собирается.

Расставшись с короной, он открывает при спортобществе «Труд» шахматную школу Ботвинника, через которую пройдут ведущие игроки следующих эпох: Анатолий Карпов, Гарри Каспаров, Владимир Крамник, Нана Иоселиани. Тогда же доктор технических наук Ботвинник начинает заниматься искусственным шахматным интеллектом.

Он пытается воспроизвести человеческий алгоритм поиска хода, но с развитием компьютерной техники возобладает другой метод — скорость перебора вариантов. Михаил Ботвинник- патриарх советских шахмат.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *