Виталий Москаленко

Виталий Москаленко

Забытый факт: известный бард, поэт, писатель советского периода Булат Шалвович Окуджава пел свои песни на Херсонщине. Об этом событии вспоминает херсонский журналист Виталий Москаленко, который «осмелился» в то время взять интервью у знаменитого барда.

О Булате Окуджаве сказано и написано много. В наше время издаются компакты MP3 с полным «набором» его песен. Однако «живое» исполнение песни и в записи — это, как говорят в Одессе, две большие разницы. Мне посчастливилось и слушать и разговаривать с Булатом. Вот как это было. В те годы официальный запрет на творчество Окуджавы был вроде бы снят. Печатались его романы, записывались диски, в кинофильмах звучали его песни. Но все же холодок отчуждения (лучше держатся подальше) со стороны власть имущих существовал. По крайней мере, на провинциальном уровне.

Тогда проводились так называемые «Дни советской литературы». Суть их заключалась в том, что приезжали по разнарядке «сверху» парочка более-менее известных в стране литераторов, к ним «пристегивали» местных пиитов. В таком составе они встречались с трудящимися и рассказывали о своих достижениях, разумеется в рамках определенных политикой КПСС. На сей раз в эту бригаду «инженеров человеческих душ», по определению Максима Горького, был включен Булат Окуджава. Насколько мне известно, то в писательскую команду его пригласил О. Гончар. После обструкции, которую ему устроила власть за роман «Собор» украинский классик в известной мере демократизировался.

В то время я работал после окончания факультета журналистики Киевского госуниверситета корреспондентом в газете «Наддніпряській правді» Херсонской области. Когда я узнал о визите уважаемого мною барда в Херсон, то поделился задумкой взять у него интервью с коллегами по работе. Мнение было однозначное: не напечатают. Я пошел к ответственному секретарю газеты Д. Гаухману.

«Попробуй»,- сказал он мне, «а я поговорю с редактором». Руководил тогда газетой Иван Гайдай, причастный к писательскому труду. Он дал «добро».

Звоню к директору гостиницы “Киев”, где остановились гости, представляюсь, прошу сообщить в каком номере проживает Булат Окуджава. Директор просит перезвонить через полчаса. По всей видимости он консультировался “там где надо”. Через указанное время мне было известно где обитает Окуджава. Звоню к нему и договариваюсь о встрече.

…Булат Шалвович сидел за столом в своей традиционной клетчатой рубашке и вкушал свой скромный завтрак. Рядом “дымился” чай в граненном стакане. Прикрыв трапезу газеткой он пригласил меня сесть:

-Времени у нас немного. Должна вот-вот приехать машина, повезут в какой-то район.

Меня волновало смогу ли я сделать достойный снимок героя интервью. Текст можно подправить, а вот фото…

-Булат Шалвович, может начнем со снимка?

-Не возражаю.

okudgavБулат подпер рукой голову. И я увидел – это то, что нужно. На фотосьемку ушло несколько минут. А дальше было самое интересное: мы разговаривали. Диктофонов тогда не существовало, в блокнот я ничего не записывал – работал на оперативной памяти. Толковали мы обо всем, кроме политики. В то время по зарубежным “радиоголосам” часто сообщалось об арестах правозащитников и отказников. Высокий гуманизм в творчестве Булата Акуджавой – был его “политикой”. Я спрашивал у Булата о том, как писались песни, о героях его романов, как удалось организовать выступление во Франции. В дверь постучали – пора ехать. Я пообещал прислать Булату фотографии, он сообщил свой домашний адрес: Москва, переулок Безбожного… На прощанье Булат подарил граммпластинку со своими песнями и дарственной надписью. Остывший чай он так и не выпил.

Булат возили по области, он выступал в РДК Голой Пристани и Скадовска. Спустя много лет от одного бывшего работника Голопристансокго райкома партии я узнал, что Окуджаву сопровождали кагебисты. Публике перед выступлением барда давали настоятельный «совет» – не обращаться с вопросами.

17 сентября 1978 года в газете “Наддніпрська правда” было напечатано мое интервью с Булатом Окуджавой под заголовком «На перекрестке времени и пространства».

Один комментарий : “Булат Окуджава пел на Херсонщине”

  1. Михаил Яновский says:

    Я тоже видел Окуджаву и слушал его вживую. Где-то в году 1973-ем — 1974-ом, когда я учился в институте в Доме политпросвещения устроили что-то вроде литературного вечера с участием Булата Окуджавы и Григория Горина. Мне удалось перекинуться с Окуджавой парой слов и взять автограф. А Горина, к сожалению, я ещё не знал и мало обратил на него внимания.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *