Сергей Рожко:

Дальше по улице, за аптекой, стоит дом, в нём быт магазин Игрушки, возле входа в магазин — подвал, в нём был Тир.

Владимир Бондаренко:

Был тир, старина, был! Винтовки на тросиках (чтоб не упёрли), Подставки-рогульки (для девчонок, им ещё и заряжать приходилось), пульки по 2 (две) копейки, их дядька-тирщик отсыпал клиентам в жестяные коробочки, то-ли из под гуталина, то-ли леденцов.

Первые автобусы в Херсоне -справа аптека №5 на углу Суворовской и Потемкинской

Первые автобусы в Херсоне — справа аптека №5 на углу Суворовской и Потемкинской

Cергей Eшаков:

Я это прекрасно помню. А еще стояла снизу длинная лавка для шкетов. Иногда удавалось втихаря отжать у бати жменьку пулек, и тогда дядька-тирщик долго не мог сообразить, что же происходит на оплаченные десять пулек

Владислав Скрипниченко:

В этом тире вниз падали бомбочки на нос которых надевали пистон который выстреливал когда бомбочка приземлялась и раздавался выстрел, а в углу была мельница которая при попадании раскручивалась…

Сергей Рожко:

А вот напротив была открытая площадка (на месте «Хвылынки» и там стояли автоматы по розливу вина(сухого и креплёного) стакан стоил 15 коп., причем справа вода по 3 коп., прямо — вино, а слева пиво. И никогда очередей, толкотни, люди ходили по Суворовской и млели от Хорошего Вечера.

Фаина Любич:

А у меня мама работала в этой аптеке . И они дежурили там ночами, после войны было много инвалидов ВОВ, которые снимали боли наркотиками. Вот они по ночам и устраивали концерты. Помню, что папа несколько раз оставался с мамой на ночное дежурство.

Юрий Ищенко:

Я стрелял в этом тире летом 1945 г. — всего один выстрел.
Дело было так. Мы жили на Забалке. Приятелю соседу отец дал денег на 10 выстрелов, и он пригласил меня в болельщики . В тире была атрибутика ВОВ, из которой я запомнил немецкого офицера — в качестве ближайшей и самой легкой цели. При попадании у него отваливалась голова. Самая далекая цель — злобный самурай с мечом. Пока дошла наша очередь, немец несколько раз терял свою голову. На японца никто же не покушался — трудная мишень.

Дошла наша очередь. Ленька Мартынюк — так звали моего приятеля — потея от напряжения,тщательно целился в немца. Выстрел — промах! И так 9 раз. Десятый выстрел он отдал мне за то, что я пошел с ним — мы с ним договорились об этом по дороге. Первый раз в жизни я держал в руках то, что действительно стреляло. и руки у меня дрожали. Я посмотрел на японца, вздохнул и стал целиться в немца. Руки задрожали еще больше. Прицелился — выстрел — и… Японец сложился пополам и выронил из рук меч. Все заахали от восторга и стали на меня смотреть с восхищением и завистью. Мне стало плохо от духоты и стыда, я бросил ружьецо и выбежал на улицу. Ленька за мною.

И всю дорогу мы молчали, но каждой частичкой своего естества я чувствовал, как Ленька меня ненавидит! А мне было и стыдно, и … радостно!

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *