Владислав Скрипниченко:

Старожилы рассказывают что во время войны в нее попала бомба и произвела значительные разрушения внутри и 1948 решили ее ликвидировать с помощью динамита при том что с первого раза это не получилось — оказалась весьма крепка. С 1931 передали это здание в «Заготзерно» а с 1944 числились как помещения Херсонского ликеро-водочного завода (склад).

Нина Стоянова:

Сейчас на этом месте ул. Октябрьской Революции проходит, а раньше проезда не было. Развилка улицы Комсомольской. Сейчас на месте колокольни стоит статуя Богородицы .

Старообрядческая (Покровская единоверческая) церковь

Старообрядческая (Покровская единоверческая) церковь

Юрий Ищенко:

С 1947 года я жил по Комсомольской 16, и наше окно на верхнем этаже выходило на сохранившуюся еще колокольню. Собора уже не было. Думаю. что легенда о повторном взрыве хронологически не верна..Собор, по видимому. был подорван до войны, а колокольня выстояла. Либо Собор был взорван бомбой — советской. Ибо немцы вошли в Херсон фактически без выстрела. И, кажется, это были румыны, а не немцы. А вот с осени 43 по март 44 город подвергался интенсивной бомбардировке советской авиации. Не знаю, насколько это вредило немцам, а мирные люди страдали. Мы жили на Забалке, и каждую ночь бабушка приказывала всем спать под кроватями — если не прямое попадание, а рядом, то хата все равно обрушится.,но люди раскопают, поэтому можно выжить. А колокольню завалили в 1951 году — с первого раза. Но мальчишками мы ее хорошо успели излазить.

Эдуард Вайнштейн:

Там был никакой не собор, а была Старообрядческая церковь. При советах она была полностью разрушена и сделали прямой проезд . Т.е. выравняли улицу бывшую Ришельевскую. Рядом с проездом воздвигли статуй Сталина. Во времена борьбы с последствиями культа личности статую сковырнули и было пустое место, но свято место пусто не бывает и теперь там стоит богородица. Непонятно почему там, но стоит. Нынешние власти предержащие считают ниже своего достоинства считаться или советоваться с обывателями.

Николай Орленко:

СТАРООБРЯДЧЕСКАЯ (ПОКРОВСКАЯ ЕДИНОВЕРЧЕСКАЯ) ЦЕРКОВЬ

Когда-то херсонцы, оказавшиеся в центре города, даже очень спешащие по делам, обязательно бросали взгляд, а то и останавливались, чтобы полюбоваться чудным храмом, величественный вид которого открывался с улицы Суворова. Это была старообрядческая, или единоверческая церковь, которая возвышалась на пересечении улиц Ришельевской (Октябрьской революции) и Эрдельевской (Комсомольской). Вначале на том месте была часовня раскольников, переселившихся в Новороссийский край. Но в 1805 году они заложили первый камень своего нового храма. По плану архитектора Коллерского, утвержденному герцогом де Ришелье, церковь должна была иметь фронтон барочного типа, украшенный медальоном с изображением Распятия, Марии у подножья Креста.

Однако при постройке фронтон заменили обыкновенным, треугольным. Купола церкви первоначально были восьмигранными. Купол звонницы имел продолговатую стройную форму. Закончили постройку храма в 1812 году, но, по сравнению с начальным замыслом, он утратил все свои характерные особенности. В конце XIX века подверглись переделке купола.
Продолжительное время церковь являлась старообрядческой, но в 1840-1844 годах по распоряжению Священного Синода ее обратили в единоверческую. Поэтому старообрядцы во главе с богатым помещиком Тропиным (он владел имениями над Днепром, Ингулом, домами в Херсоне) построили для себя новую небольшую церквушку на Кузнечной улице (ныне Подпольная, 22). Основную сумму дал Тропин, он же содержал священника.

После революции Покровская единоверческая церковь какое-то время функционировала. Но в 1931 году она уже передана Заготзерну и используется как склад муки, зерна, впоследствии здесь хранят хлопковые семена. С 1944 года храм и все имеющиеся при нем строения числятся как помещения Херсонского ликероводочного завода. Одно время здесь содержали пленных немцев.

Затем Херсонский городской совет решил, что «церковь по своему архитектурному стилю не является историческим памятником и в период немецкой оккупации не использовалась как церковное заведение, религиозных служб здесь не производилось… По реконструкции города данное здание должно быть снесено».

И машина разрушений заработала. К храму был подогнан боевой танк, который сделал все, чтобы его разрушить. Не удалось. Решили взорвать. Раздраженные первой неудачей, заложили под «упрямую» церковь побольше взрывчатки, по всем законам боевого искусства, чтоб сразу, одним махом покончить с тем стойким храмом.
От мощного взрыва повылетали стекла из вокруг стоящих домов. Храм вздрогнул, замер и тихо стал оседать, вроде какая-то сила все еще держала, не давала красоте превратиться в груду камней.

Уничтоженного храма властям показалось мало. 2 сентября 1949 года Херсонский облисполком решает старообрядческую общину распустить, молитвенный дом по улице Подпольной закрыть, а все общинное добро отдать Херсонскому историческому (сейчас краеведческому) музею. Мотивы? Верующих мало, низкая посещаемость Богослужений, служитель культа отсутствует. Но здание церквушки не тронули. Изменили только до неузнаваемости, перепланировали и отдали под учебный корпус школы десятников-строителей. Затем здесь находилось Комсомольское отделение Промстройбанка.

А на месте прекрасного Покровского единоверческого храма, который сравняли с землей, вымостили сквозную дорогу вдоль улицы. И назвали ту улицу именем Октябрьской революции. Колонны же, украшавшие вход храма, поставили над ступеньками, ведущими в парк имени В. И. Ленина.

Владислав Скрипниченко:

По Ришельевской улице была старообрядческая церковь. При церкви был огромный двор и там священник Горянов, который имел свою квартиру при церкви, разводил виноград. Он много возился с ним и ежегодно собирал большой урожай винограда. У него было 2 сына. Оба окончили в Херсоне духовное училище. Старший сын Ваня потом закончил в Петербурге духовную академию и стал священником, а младший сын Кира, поступил в Харьковский ветеринарный институт и стал ветеринарным врачом. Это была симпатичная семья.

Караимы
Караимы – это отколовшаяся ветвь от еврейства. Они внешним видом отличались от евреев, смуглые, все брюнеты. Молились они по еврейским текстам. Их было много в Крыму. Как нация они вырождаются. Занимались они, преимущественно, торговлей. После завоевания Крыма, многие переселились в Скадовск, и в Херсон. Это была небольшая этническая группа. Они постепенно смешивались с русским населением и как нация вырождались. Среди них можно отметить композитора Майкопара, который стал профессором Московской консерватории.

На главной центральной улице было много магазинов караима Эгиза, и потому эта улица сначала называлась Эгизовской. Потом эту улицу переименовали в Суворовскую. На углу Суворовской и Потемкинской улиц, против аптеки Вурштатмана, над писчебумажным магазином Маркуса Заранкина долго ещё была надпись «Эгиз».

(Из воспоминаний Йосифа Векслера)

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *