Я поинтересовался знатными людьми Голой Пристани. Их немало. Герои войны и труда. Летчики, комбайнеры, даже один капитан-директор знаменитой китобойной флотилии. Их имена увековечены на Аллее памяти, и это правильно. А вот на райцентровском кладбище до сих пор нет пристойного памятника на могиле того, кто, достигнув подлинных интеллектуальных вершин, тихо ушел в безвестность. Прощай, Сережа, ты получил от жизни куда больше удовольствия, чем доставил ей. А нам оставил лишь жалкую горстку своих бесценных стихотворных жемчужин. Жаль.

Виталий Бронштейн

 

* * *

Донна Анна, донна Анна,
Я искал Вас, я искал Вас.
Над Кастилией туманы
Как фата над Вашим станом.
А мои глаза как раны.
Я искал Вас,
Донна Анна.

 

Донна Анна, донна Анна,
В небе звезды, в небе звезды!
Душный день в забвенье канул,
Я Вас ждать не перестану,
Вас обманывать не стану,
В небе звезды,
Донна Анна.

 

Донна Анна, донна Анна,
Как тоскливо, как тоскливо.
Все герои и титаны
Меньше листьев от платана.
Всюду серость и обманы.
Как тоскливо,
Донна Анна.

 

Донна Анна, донна Анна,
Дайте руку, дайте руку.
Я пришел, наверно, рано,
В трезвость мира слишком пьяным…
КТО СТУПАЕТ ЗА ТУМАНОМ?!
Дайте руку,
Донна Анна!

* * *

Этой ночью королева прилетала.
Королева Снежная, из сказки.
Окна льдинкою она разрисовала,
Подобрав похолоднее краски.

 

Утром льдистым чудом распустились
На стекле замерзшие соцветья,
По-волшебству окна расцветились
Зачарованным, холодным светом.

 

А потом заплакались слезами
Распустившиеся листья ледяные,
И печально-синими глазами
Королева плакала над ними.

 

И от слез внезапно потеплела
И девчонкой веснушчатой стала….
Так исчезла Снега Королева –
На дворе весна затрепетала.

Конец 60-десятых.

* * *

Всю ночь шептался с небом дождь,
Текли по стеклам слезы,
Стучал в окно ко мне всю ночь
Дрожащий сук березы.

 

А утром в маленьком саду,
Как будто в страшном сне,
Стояли в грустнозвонком льду,
Стучавшие ко мне.

 

Уже не в силах говорить
В звенящей тишине
Тянули ветви с жаждой жить
Стучавшие ко мне.

 

Хрустели льдисто пальцы их,
Промерзнув до корней,
Стояли как убитый стих,
Стучавшие ко мне.

 

Ко льду ствола лицо прижав,
Я плакал в тишине…
И о весне мне зашептал
Тот, кто стучал ко мне.

 

Владислав Скрипниченко:

Виталий Бронштейн

Виталий Бронштейн

Автор статьи — Виталий Бронштейн — весьма влиятельный херсонский деятель, которого почти ежедневно можно видеть прогуливающегося в компании Кияновского — создателя и директора Школы Гуманитарного труда (находится рядом с 30-й школой по ул.Украинской).

Бронштейн — Отличник просвещения Украины, член президиума Еврейского совета Украины, его почетный деятель, член Совета Южно-Украинского объединения еврейских общин – этими титулами достижения Виталия Авраамовича не исчерпываются. Но главным из достижений он считает свою среднюю школу № 59 – первую национальную еврейскую школу на Юге Украины. В сентябре в следующем году любимому детищу Бронштейна исполнится 20 лет.

 

Владислав Скрипниченко :

Всё никак не напишу статью о Пасечном — но вот история которая произошла на моих глазах. В середине 90-х жена Наташа Пасечная вместе с двумя деятельными дамами имела фирму «Диамант» (находилась в старом здании Пединститута на Суворовской) — вот в ней как-то Наташа и предложила своему мужу — поэту Пасечному бросить пить (не распространялось на праздники и дни рождения) — за это она предложила ему приз (плату) — 10 000 долларов (тогда это были бешеные деньги) и дала срок — неделю для обдумывания этого предложения. По прошествии этого срока Пасечный от предложения отказался — т.е. поступил честно не взяв деньги…

Мы тоже занимались самиздатом — не так масштабно как в столицах, но всё же издали Пасечного и я предложил ему сделать дарственную на первом экземпляре — он он подумав пару секунд написал:

То ли подарок, то ли удар
Стихи мои берите люди
Ведь для меня бесценный дар
И Люда с Вадиком и Вадик с Людой…

(я в эту пору был женат на Людмиле Ткачёвой). При следующем издании Сергея Пасечного мы употребили красивый золотистый коленкор на обложку с тиснением фамилии автора, который в этот раз непродолжительно задумавшись написал:

Я в авторстве своём — впервые не уверен:
Достойней содержания — переплёт.
Какие раззолоченные двери —
И через них в подвальчик путь ведёт.

 

* * *

Мои любимые поэты,
Мои последние друзья,
Не подводящие приметы,
Надежды, к пропасти скользя.

О, Ваше дивное уменье
Мои слова проговорить
И за минуту самомненья
Мою же рифму оперить.

И я, пронзённый строчкой верной,
Узнав с пронзительной тоской,
Вздохну, впервые правоверно…
Опять впервые?  В раз какой?

О, Вы, мучители мучений,
За что, забрав мои стихи,
К склонившемуся на колени
Вы приближаетесь, легки.

Но, властно сжавши стих железный,
В крови весь, от моих же ран…
Я на плече своём болезном
Услышу посвященье в сан.

Ноябрь  1974

Один комментарий : “К нему прилетала королева… (окончание)”

  1. Мрыхин Л.В. says:

    Я троюродный брат Сергея. Наши мамы были сестрами и жили рядом в войну в Гопри. Сейчас я живу в Одессе. У меня есть детские фото Сергея и его родительской семьи. Его сын бесследно исчез в Херсоне около 10 лет назад, все в семье умерли. Могила на кладбище в Гопри весьма скромна и убирается раз в год нашими родственниками из Херсона.
    Моя почта L632@ukr.net

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *