Я пам’ятаю, як ми приїхали в село в евакуацію, то вікна були побиті всі, бомбили, а з тієї сторони були партизани. Пам’ятаю, що пожежа була у нас в кімнаті, тому що льотчики давали нам свою одежу, щоб ми стірали, а коли стірали, то бензін випаровувався, воно й вспихнуло. Я не пам’ятаю, як потушили, а мати мене схватила на руки і винесла, і цей пожар я пам ятаю…

Мама моя в 18 років на Україну попала, ще у громадянську війну, тут вона вийшла заміж за українця. Вони були переселенці із Германії, тут прямо колонії були німецькі. Бабушка моя розмовляла по-німецькі, вона не забула цю мову, а такого контакта з німцями в неї не було… В мами була фамілія Гейц-нар, а тут вийшла заміж за Кравця.

Ви знаєте, різні були німці… Вороги були й румини, були й татари… Я пам’ятаю, як була мала ще, мене мама покупала і положила голову під одєяло. Мама молода була, а румини за дівчатами го-нялися. То я пам’ятаю, що забігли у кімнату, і кричать: «Марія, ховайся!» І мати вилізла на горище і драбину з собой потягнула туда. То вони прибігли, а я ж з головою вкрита, то вони подивились, хто там спить — не трогали. Маму тоді не піймали…

okkupac3

Я пам’ятаю во время війни, як сиділа на руках у мами і німцю дулю дала під ніс. Це я добре запомнила, тому що мама довго кричала і мене так обняла, тому що боялась, що мене може затрелить. А він мені теж так показав… Пам’ятаю це добре.

Памятаю, як оце ми були у Баштанкі. І памятаю глибокий такий підвал, цегляний. Аеродром був близько, і як тільки нальот і бомбили, ми у підвал ховалися, багато нас, й сусіди були, чоловік двадцять було. Мені вже було років чотири-п’ять, і памятаю, як партизани заступали вже з бійцями і гукали нас з підвала, щоб ми вийшли, і гукали: «Сестри, це ми!». А багато людей було у подвалі, і плакали, обнімалися…

Бундуки В. М.

* * *

Помню, был мальчишка — у него брата забрали в Освенцим, он 1925 года, ему семнадцати ещё не было. Наша мама ещё жива была, лежала в тяжелом состоянии после побоев в гестапо. Немцы старшего брата угнали, а меньшенький остался. И мальчишки воробьев ловили — у нас немножко было корма для коровы, просо было на веранде, и воробьи собирались. И мальчишки ловили этих воробьев, как могли, и бросали в огонь. Я плакала всегда, дралась с ними, но вот этим мы выживали, это мы ели. И одеться надо было во что-то, зима была, холодно. Одна женщина нам обувочек нашила из шинелей…

…Когда подходили наши, уже гнали немцев, нас к себе взяла семья старообрядцев, и они немножко нас поддерживали. фронт уже приближался, и сестру мою Любу уже тоже освободили. И хотя гибли почти в каждой семье, всё-таки мы самые несчастные были — говорят, две семьи в области были такие. Мы жили во флигельке, у нас голодала корова и мычала от голода и холода. Она в сарайчике стояла в сорокаградусный мороз, почти под открытым небом. Вспоминаю, как бесчеловечно это было, как больно! Мычала, бедненькая, а мы ещё её доить пытались. Выведу её, и хочется ж подоить что-нибудь, дети тут стоят с чашечками… Когда-то Горбачев выступал, говорит: «Кто видел, как коровы плачут?» Мне хотелось крикнуть ему: «Я видела!..» Ту корову, которая у нас до войны была, украли цыгане. И когда отец узнал, он отыскал этих цыган и их барона. Барон отлупил их как следует и обещал вернуть корову.

okkupac2

И нам вернули другую корову — рекордсменку какую-то, но она уже старая была, цыгане её купили или украли, когда немцы стадо гнали из коров, которых отбирали на мясо. Вот эту корову нам дали. Это умница была, она у нас и выжила, а ту корову съели цыгане, показали голову её. Так вот, я эту корову как подойду доить, — думаю, хоть немножечко нацежу молочка, хоть накапает в стакан, дети же стоят на холоде, голодные, дрожат. А она смотрит, повернет голову — и слёзы, слёзы ручьём бегут, как у человека, стоит и так вот: «Мууу…» Ничего нет, мычит, как будто спрашивает: «Что ж ты доишь, я сама голодная и холодная.» Она, бедная, сама еле стоит. Кто-то очистки ей принесёт, ещё что-нибудь, но этого мало было, она мучалась с нами…

Лицоева В.П.

Источник: Альманах «Живая история» в рамках проекта «Диалог поколений»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *