Жила я в Херсоне на улице Ленина 2. У нас был ещё на квартире лётчик Ваня — снимал комнату, ихняя база была в Чернобаевке. Как раз был воскресный день… А на выходные он приезжал погулять. И в это время, вот в это ж воскресенье, все люди гуляют, это ж лето было, и вдруг объявляют по радио, мы слышим. И бежит этот наш Ваня, хватается за вещи — и всё, на аэродром. Ушёл, а потом в августе немцы зашли в Херсон.

Знахуренко В.Д.

* * *

Дроботенко Борис Никитович 1926 г.р., родился в Красноярском крае. С 1991 г. в Скадовске Херсонской обл.

Дроботенко Борис Никитович 1926 г.р., родился в Красноярском крае. С 1991 г. в Скадовске Херсонской обл.

Я был в пионерском лагере, в Сибири. Мы со школой в туристический поход пошли в 41-м году, преподаватель с нами по зоологии, лошадь с нами, продукты. Выделяли нам деньги родители, я помню, по 60 рублей собирали, закупали продукты, и мы выезжали. И целый месяц мы были в походе. Мы останавливались, зверьков ловили, лягушек, делали задания по зоологии, а учитель сдирал шкурки и макеты делал такие — чучела специальные для школы. Жили в палатках, помню, были там пауки — тарантулы, иногда так спишь в палатке, а тарантул заходит. Мы знали, что укус смертельный, но нам, ребятишкам, интересно было. Поход длился целый месяц. И вот мы постепенно возвращаемся, подходим к деревне Таскаево, а там чего-то народ — слёзы, плачь. Подходим, говорят — война началась.

Дроботенко Б.Н.

* * *

Афанасьева Маргарита Алексеевна 1924 г.р, родилась в Горьковской области, Россия В Херсоне с 1957 г.

Афанасьева Маргарита Алексеевна 1924 г.р, родилась в Горьковской области, Россия В Херсоне с 1957 г.

Ещё бы не помнить день, когда война началась! К нам летом обычно в Москву приезжали родственники из Горького. Брали билеты в Большой театр, и нас водили. А этот день должна была приехать папина сестра. Мы её встречали, и папа сказал: «Мы сейчас поедем в ЦУМ на Красной площади и кое-что купим, то, что любит сестра». И мы с ним вдвоём поехали а покупками для гостьи. Наверху ЦУМа были промтовары, а внизу был гастроном. Папа стоял в очереди и сказал: «Риташа, ты выйди, я сейчас ещё что-то куплю». Я вышла как раз на угол, возле Кремля, а над домом чёрный рупор. И вдруг голос Левитана: «Граждане и гражданки Советского Союза, сегодня в 4 утра вероломно гитлеровская Германия напала на Советский Союз, началась война.»

Папа выходит, а я его спрашиваю: «Папа, папуля, это страшно?» А он говорит: «Это не то слово — страшно. Вот теперь, Риташа, ты будешь знать, что батоны растут не на деревьях». Вот это его слова. А когда уже домой ехали троллейбусом, и билеты у кондуктора спрашиваем, а она отмахивается — какие там билеты! И я смотрю — а все люди куда-то бегут, бегут, бегут. Толпы бегут! И я спрашиваю: «Папа, а куда все бегут?» И он говорит: «Люди бегут спасать свои сбережения.» Война — это очень страшно. Я тогда только слово слышала и не знала, что за ним стоит.

Потом начались тревоги, объявляли «Граждане, воздушная тревога!». Возле нашего дома было бомбоубежище, и мы бежали туда. Такую массу зажигательных бомб бросали на Москву! Потом дирижабли начали появляться — такие страшные. Это были наши дирижабли, чтобы немецкие самолёты не летали.

Но начало войны я встретила на Красной площади — этого я никогда не забуду.

Афанасьева М.А.

* * *

Врадий Юрий Афанасьевич 1929 г.р., родился в г. Голая Пристань Херсонской обл. В Херсоне с 1965 г."

Врадий Юрий Афанасьевич 1929 г.р., родился в г. Голая Пристань Херсонской обл. В Херсоне с 1965 г.»

Довоенное время хорошо помню. Сейчас голодомор, голодомор, я его что-то не видел особенно, это мне уже было пять лет, или четыре года. Но, правда, слышал от родителей, что кого-то из семьи зарубали, убили, страшные такие дела, но нам родители, может, и не хотели рассказывать.

Мать моя работала в торговле на складе. А отец был подработни-ком. Ну и хозяйства у нас никакого не было. Домик маленький, там мы жили: я, брат мой младший и три сестры — пятеро, семья большая. Девочки быстро ушли учиться, начиная где-то 39 года. А я учился там же в Голой Пристани, в школе. А потом направили на работу в Бессарабию, в Молдавию, и мы туда все переехали, в селение флорешты. И там год пробыли до начало войны. Дом у нас здесь остался в Голой Пристани, и как раз перед самой войной, в 1941 году отец и мать решили его продать.

И я с мамой приехал сюда, в Голую Пристань, продали всё. И как раз 22 июня, мы собрались уезжать, утром выехали. Мы ещё не знали, что война. Приехали сюда в Херсон пароходом, ещё пароходы ходили, и узнали, что война. Ну что делать!? Конечно, мы никуда уже не поехали. Возвратились мы туда же в Голую пристань, к тем, которым продали дом, а они: «Нет, мы уже купили. Вы же согласны были? Всё, будьте здоровы!» Таким образом мы без дома остались, а тут же война и быстрое продвижение войск. Но всё-таки отец с сестрами моими уехал оттуда еле-еле, в июле приехали сюда, в Голую Пристань.

Немец быстро наступал, и уже в июле месяце был под Одессой, потом под Очаковым уже. Очаков обстреливали. Вот так началась война. Мы рассчитывали, что это продлится неделю, месяц — и всё встанет на свои места. Не было, совершенно не было страха. Говорили про шпионов, что десант выбросили, действительно-таки выбрасывали. Но как-то оно рассеивалось…

Врадий Ю.А.

* * *

Очень быстро всё произошло. В 41-м году, когда объявили войну, очень быстро. Ещё передают по репродуктору, что немцы в районе Киева, а они уже в Новогеоргиевске. Совершенно не соответствовала вот эта передача по радио и реальная действительность. Они уже были в городе…

… Страшное дело, страшное. Знаете, потом как-то после войны сколько встречала немцев… страшное дело, как звери, но так, наверное, казалось… Очень хорошо помню, как страшно бомбили этот город. Очень много было сразу развалин. Бомбили, налёты, самолёты налетали. Наш дом, квартира хорошая большая у нас была — разбило квартиру нашу в центре города, как раз и били по центру. Очень страшно было, мы запрятались куда-то, причём надо же было удирать, а мы с мамой. Мама прибежала из сарая с дровами (газа не было, углем топили и дровами), и как всё полетело, и нас этими дровами накрыло, завалило…

Фурсенко О.З.

* * *

Я была в Москве, помню, было воскресенье, у нас в семье были очень насыщенные планы на этот день, собирались пойти в зоопарк, потому что я как раз накануне закончила школу. В субботу у нас был выпускной вечер, веселились, танцевали, пели, радовались, что получили аттестаты с хорошими оценками. Я очень хорошо училась, и моя бабушка была довольна. А потом моя тётя пошла в магазин, приходит и говорит: «Началась война». Дядя сразу собрал свой чемоданчик, пошёл в военкомат. Я помню, толпы людей шли по Москве, не ждали, когда принесут им повестку. Наши соседи по нашему дому, буквально все мужчины собрали необходимое и шли. Как будто шла какая-то демонстрация. Люди шли толпами друг за другом. Я считаю, что это был глубочайший патриотизм, любовь к своей родине. Без этого невозможно объяснить такое.

Кузнецова Р.Я.

Источник: Альманах «Живая история» в рамках проекта «Диалог поколений»

Один комментарий : “Херсонцы. Начало войны. Часть 1.”

  1. Виталий Москаленко says:

    Правдивые воспоминания. Спасибо.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *