Свиридко Надежда Андреевна 1925 г.р., г.Цюрупинск Херсонской области

Свиридко Надежда Андреевна 1925 г.р., г.Цюрупинск Херсонской области

Я дуже добре пам’ятаю, як я була маленька, брат мій був маленький, мені років чотири чи п’ять. Мама пішла в колгосп працювать, ми з маленьким братиком дома, у нас корова, свиня, кури, і в нас колодязь, зараз таких немає — барабан і дишло, і оце дишло опускаєш, а потім витягуєш. Ну а мені ж років п’ять всього, витягли, а не вдержали дишло, і почало відро опускаться, я хватала і ухватила так, що палець мені перебило — кістку перебило.

Приходить мама,залила керосином — зажило. Укусила мене свиня (і досі маєю шрам), мама залила керасіном -зажило. Я на городі сапаю, сапкою поранила пальчик, беру земличку, сиплю, сиплю, сиплю, а кров проступа через ту земличку — зажило. Усе заживало. Екологія була набагато краща, ото ми були щасливі своєю екологією.

У мене така була тяга до школи, а тоді брали з восьми рочків. У 1932 році я в сім років пішла в школу. Була дівчинка забита і все своє життя думала, що я дуже некрасива, що я дуже нещаслива, що я й нерозумна, і трусилася за тими книжками. І на протязі усього життя ніколи ніхто мене не контролював, ніколи ніхто не допомагав, я сама училася. Сім класів я закінчила відмінно, дали мені гітару. Я була маленька ростком, несла ту гітару, і мені було важко, бо ми за чотири кілометри ходили в семирічку, но нічого страшного, навчалася в технікумі, без екзаменів поступила.

Свиридко Н.А.

* * *

Чуйченко Иван Степанович 1928 г.р., родился на Кубани, в Ростовской области

Чуйченко Иван Степанович 1928 г.р., родился на Кубани, в Ростовской области

Я родился в 1928 году, на Кубани, в ростовской области на границе с краснодарским краем. Ещё до моего рождения, в 1926 году Чечня вырезала всю Кубань, всех и стариков и детей, просто заходили в населенный пункт — и… Почему они были злые на советскую власть? — они были против этой революции. Там чернозёмные земли плодородные, и начали заселять Кубань в основном украинцы, с Украины, прямо станицы там останавливались.

Голодомор был на Кубани в 1932 году, мне тогда пять лет было. Там это «саботаж» называли. Я помню, как один мужчина с голоду умер, а все шли еле-еле. Люди от засухи спасались, с Украины очень много шло, и однажды я видел, как под забором лежал мужчина и умирал с голоду прямо на моих глазах. Он еле шевелился, так и помер, бедняга, под забором.

У нас было трое детей, я самый старший, потом две сестры. В этот голод приезжал нас грабили, у кого что было — всё забирали. У нас было ведра два пшена в мешочке — забрали с криком. Мать кричала-плакала, но забрали всё равно. А отец работал в сельпо лавочником, и тогда стали давать по 400 граммов хлеба служащим. И отец нас спас, мы выжили.

Речушка у нас была, мы там ловили ракушки, разбивали, и там моллюски, мидии. Их собирали кто как мог, их не так-то много было… Недалеко от берега карпы водились, отец ловушку свил на островке в камышах, я стоял на берегу, и он мне говорит: «Ваня, стой и следи». А сам залез туда в кальсонах и рыбачил тихонько, вот ещё рыбой иногда спасались.

Постепенно колхозы начали подниматься. Была у нас табачная бригада, выращивали табак на одном поле, а на другом пшеницу. Помню, как появился первый комбайн, крику было! Все бежали, вся ребятня — смотреть чудо, оно ж косит и молотит! Подымались, развивались потихоньку.

Чуйченко И.С.

* * *

Олейникова Анна Даниловна 1923 г.р., родилась в г. Миргород, Полтавская обл. В Херсоне с 1941 г.

Олейникова Анна Даниловна 1923 г.р., родилась в г. Миргород, Полтавская обл. В Херсоне с 1941 г.

Мы в Миргороде жили. Мне было десять лет, когда начался голодомор. Мы выжили за счёт того, что у мамы было золотишко. Мама не пожалела, был у нас американский «Торгсин», мама сдавала понемножку в «Торгсин», получала самые дешёвые продукты, кусочек мыла, потому что вши заедали. Я, десятилетний ребенок, видела, как падали люди — как листва с деревьев. Подойдет к дереву, прислонился — и уже умер. Покойников собирали на подводу, бросали как… ну как выразиться правильно? — как мусор, отходы. Люди были ослабшие, некому было грузить даже на подводы…

Вот так мы выжили, а потом уже, когда началась на полях морковка, мы начали питаться морковкой, бурячками. Был мальчишка цыганский, он очень спасал нас. У них была лошадка, они выезжали на солдатское поле, ребята-солдаты недокапывали там что-то, остатки морковки, а так на подводки грузили и приносили. Мы за счёт этого выжили в 1933-м году. И много-много, конечно, травы ели -сельдерей, петрушку, гичку даже от свеклы… Мне не верят, спрашивают: «Сколько Вам лет?» А я говорю: «86 с половиной». Не верят, а я говорю: «Кушайте траву!»

Олейникова А.Д.

Источник: Альманах «Живая история» в рамках проекта «Диалог поколений»

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *