Фурсенко Ольга Захаровна  1930 г.р., родилась в селе Григорьевка Хрущевского района Кировоградской обл. (сейчас Светловодский р-н). В Херсоне с 1959 г.

Фурсенко Ольга Захаровна
1930 г.р., родилась в селе Григорьевка Хрущевского района Кировоградской обл. (сейчас Светловодский р-н). В Херсоне с 1959 г.

Вы знаете, в начале детства, до 3-4 лет, когда был большой голод в 1933-34 годах — этого я не помню, это мама только рассказывает. Что люди пухли, помирали массово. А вот уже когда мне было шесть лет, помню, садик в Новогеоргиевске был очень хороший, ну просто «квитучий рай». В Новогеоргиевск родители переехали, отец работал бухгалтером, по назначению его туда направили. В садике и воспитатели были, игрушки были, картинки были, чему-то нас уже учили, я там два года пробыла.

А с восьми лет пошла в школу, три класса закончила. Ну, школа как школа, учительницу любила, запомнила — Инна Павловна, так вот её, знаете, через всю жизнь пронесла, хорошая была учительница, не у каждого ученика такая бывает учительница. Нормальный был класс, это был районный центр, хорошая школа в центре города, учеников было много, учительница жаловалась. что учеников было много, но всё равно она справлялась. И тогда почему-то продлёнки не было, я приходила домой рано, стала самостоятельной, потому что мама работала, папа работал. Я после школы приходила домой и уже, как говорится, сама дома распоряжалась, уроки делала и всё по дому.

Фурсенко О.З.

* * *

Савельева  Маргарита  Федосеевна  1925 г.р., родилась в  г.новочеркасск,  Ростов-на-Дону.  В Херсоне с 1956 г.

Савельева Маргарита Федосеевна 1925 г.р., родилась в г.Новочеркасск, Ростов-на-Дону. В Херсоне с 1956 г.

Город моего детства и юности раньше назывался город Ораниенбаум, сейчас он называется город Ломоносов. Это недалеко от Ленинграда. В нашем городе был красивейший музей Екатерины II и поместье Меньшикова. У меня был брат. Отец наш работал в горкоме партии и ездил по районам. Тогда и коллективизация, и раскулачивание было, а он был сугубо городской житель, и у него были тогда ботинки (мужчины носили с галошами). Ну он и поехал, а там же морозы 35 °С, а потом весна, снега много. И он простудился, двухстороннее воспаление лёгких, и он очень быстро умер. 5 мая 1932 года мы его похоронили.

И мы остались втроём. Мама не работала в то время, а вообще она преподавала русский язык и литературу. Пошла она в гороно, ей сказали: «Да, такие нам нужны, только приходите в августе месяце». А это май месяц был, а жить-то как до августа? Тогда же пенсий не давали. И она пошла работать счётоводом, была на курсах бухгалтеров. Нам было очень трудно — на одну зарплату жили втроём, а тогда зарплаты-то мизерные были. Мне было 12 лет. Маму стали приглашать в маленькие магазинчики на переучёт, и она стала туда ходить. Вот она пойдет в субботу вечером и в воскресение утром придёт, меня из постели поднимет и говорит: «Ты сделай таксировочку, посчитай всё». А это посчитать: количество банок, допустим, килька, по цене такой-то, и общая сумма. Я, конечно, первое время считала, как могла, но потом научилась.

И когда мне было уже 13-14 лет, она мне и стала говорить: «Одеваться хочешь?» У меня было две подруги, втроём дружили, и у всех имена начинались на букву «Р» — Римма, Роза — евреечка, очень хорошая девчонка, и я, Рита. Но я из них всех самая бедная была, до смерти папы у нас всё было, даже патефон — это считалась вообще всё. Так что мы считались люди хоть и не зажиточного десятка, но среднего. А потом я одевалась уже скромнее всех, и мама говорит: «Будешь ходить со мной на переучёт.»

И я стала с ней ходить. Вот вечером в субботу мы с ней идём, а я ж была худенькая маленькая, везде залезу, всё просчитаю. И я стала таким образом зарабатывать деньги. В первый раз получила (я не помню уже какую сумму) в Ленинграде. И я поехала на обувную фабрику «Скороход», около этой фабрики был магазинчик для своих рабочих, и я там купила себе туфли и чулки, а брату достались только носки — больше ни на что не хватило. Но это был мой первый заработок. А потом вот так я стала зарабатывать, и стали мы легче жить.

Фото из архива Афанасьевых

Фото из архива Афанасьевых

Потом там же я училась. У нас была пионерская комната. Вот я расскажу такой случай. На Новый год у нас было принято записочки писать. Ну вот и нам писали, а карманов-то не было, а куда положить? И я положила записку в валенки, да и не только я — все так делали. Кому пожелание дали, тот раз — в валенок. И вот один мальчишка из параллельного класса (он так немножко мной увлекался, хотя у меня симпатии тогда вообще к мальчикам не было, и к нему тоже) стащил с меня валенок. А у нас преподавателем математики была жена директора. И она почему-то очень любила меня, и вот она объяснила новый предмет, и я должна была повторить то, что она рассказала, и на доске написать.

И вот она вызывает меня к доске, а я говорю: «Нина Устиновна, а можно я с парты?» — у меня же валенка нет! А её это так возмутило — мол, да что это такое, ещё такого не было. Тут все ребята захохотали, они же знают, что я без валенка. Ну, к доске всё-таки я пошла, и она спрашивает: «А где валенок?» Ну как себя вести? Я ответила, рассказала всё. Как только закончился урок, она пошла в тот класс, где тот мальчик учился, она там тоже преподавала. Ну и, конечно, она там увидела мой валенок.

Зимой мы очень любили кататься на лыжах, на коньках, но я больше лыжами увлекалась, чем коньками. У нас не было тогда ещё фигурного катания, но мы катались на коньках, потому что у нас Финский залив был. Около дворца Екатерины II был «красный пруд», там лёд был прекрасный. А летом мы там на лодках катались, купались. До войны я ездила в пионерский лагерь в устье — это на Финском заливе. А уже перед самой войной я ездила туда пионервожатой, в тот же лагерь.

Ну а потом. Вот мы заканчивали школу, и как раз война началась. До пятых классов мы учились в одной школе, потом перешли в другую школу, потом её разбомбили.

Савельева М.Ф.

Источник: Альманах «Живая история» в рамках проекта «Диалог поколений»

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *