Я уже писал ранее о этой аптеке. На этом же фото мы видим начало сноса Аптеки №5 — дом Тарле — Суворова №12 (фото Михаила Яновского) — в год 150-летия аптеки.

Снос Аптеки №5 - дом Тарле - Суворова №12 (фото Михаила Яновского)

Владислав Скрипниченко:

Аптекоуправление собиралось делать музей в одноэтажной пристройке к Аптеке №5 и уже собрало много экспонатов и разрешительных документов — но жильцы этого дома как рассказывают старожили — преимущественно работники гор и облисполкома хотели переехать новые 9-этажные дома — в связи с чем они эатопили подвал этого дома инсценировав аварию — дом был признан аварийным — ведь документы были в их руках…

Музей-аптеку собирались сделать к 150-летию этой аптеки а получилось во как…

Наталья Рабинер:

Эту аптеку очень хорошо помню. Заходила туда, как в какую-то сказку. Нам, выросшим в старых дворах на Декабристов, с керогазами и примусами, водой и туалетом в соседнем дворе, бельём на верёвках через весь двор, эта аптека с её лестницей, зеркалами, деревянно-стеклянными витринами и каким-то особым запахом, вызывала (лично у меня) детский трепет, благоговение. А дом с атлантами… Так всё это было от души жаль. Снесли ради какой-то лестницы — открыли вид на театр. А теперь и её нет. Стоило ли оно того..?! Хорошо, что у меня есть детские фотки и на лестнице, и у магазина игрушек, и у других памятных мест, которые смахнули не глядя, как пыль. Хорошо,что на нашу память никто не посягнул.

Владислав Скрипниченко:

В 1828 году по инициативе губернатора начался процесс открытия в Херсоне первой частной аптеки. Для решения этого вопроса нужно было обратиться за соответствующими указаниями в Санкт-Петербург. Актуальность проблемы нехватки аптечных заведений губернатор в своем обращении обосновал тем, что существует местная специфика губернии, и главное — местные учреждения данного плана не удовлетворяют население города. В столице надежды херсонцев оправдали и дали разрешение.

Исходя из важности и новизны дела, губернатор лично занимался этим вопросом. Предварительные консультации по поводу открытия аптеки он провел с хирургом местной больницы Николаусом Готфридом Мюллером — немцем по происхождению, человеком предприимчивым и находчивым, который в конце концов и изъявил желание заниматься этим проектом. Так, уже в 1828 году в Херсоне появилась частная аптека, которая располагалась на первом этаже двухэтажного здания на углу улиц Суворовской и Потемкинской (нынче — улица Карла Маркса). Со средины XIX века аптека Мюллера стала самой популярной среди населения города, благодаря ценам и времени работы — она была круглосуточной. Многие жители города до сих пор помнят эту аптеку с красивой лестницей, кассовым аппаратом старого образца и большим количеством красивых бутылочек на полках. В 1970-е годы при строительстве лестницы, ведущей к театру, здание аптеки и соседние дома (дом, где жил Джон Говард, и соседний дом, где жил знаменитый историк Евгений Тарле) были снесены.

О семье Мюллеров нужно сказать отдельно. После смерти отца, о котором было сказано выше, хозяином аптеки стал его сын — Фридрих, который получил блестящее образование в Санкт-Петербургской императорской медико-хирургической академии. Как и отец, он занимался не только делами аптечными, но и общественной жизнью города. Дочь Фридриха, В. А. Вурштатман, работала управляющей аптекой. Внук основателя аптеки (и аптекарской династии) Николай тоже был провизором, очень известным не только в Херсоне, а и по всей империи человеком.

В конце ХІХ — начале ХХ века в Херсоне функционировало уже около 30 аптек. Самыми крупными были Воронцовская (на углу одноимённой улицы, нынче улица Коммунаров, и Суворовской), которой заведовал провизор Оречкин, аптека Слесаревского на Ришельевской (сейчас улица Октябрьской революции). Также на Ришельевской находилась аптека Александра Халаная при которой действовал химико-бактериологический кабинет.

В то время фармацевтические учреждения и аптечные магазины кроме лечебных препаратов продавали большое количество других товаров: косметику, средства личной гигиены и даже газированную воду. Самое интересное, что цены на лекарства для разных слоев населения были разными. Для бедных существовали лекарства «скромной ценовой категории». Но это не означало, что они были менее качественными — за качеством тогда следили особо строго. Некоторые ингредиенты в дешёвых лекарствах заменялись аналогами, например, вместо ямайского рома в микстуры добавляли спирт, что уменьшало цену товара.

Значительные коррективы в развитие аптечного дела внесла Первая мировая война. В 1914 году в Херсоне работали 7 провизоров, 19 помощников аптекаря и 14 учеников, а также магистр фармации Скулишевский. Херсонщина, исходя из относительной близости к фронту, стала стратегической точкой на фармацевтической карте Российской империи. Рабочий день с началом войны в аптеках был продлен до 12-14 часов: армии были нужны лекарства, как на фронте, так и в тылу. В Херсоне были устроены госпитали для раненых солдат (недаром ходит легенда о том, что здесь после ранения лечился Василий Чапаев).

После революций 1917 года, в которой аптекари Херсона, нужно сказать, тоже отметились, создав свои исполнительный и стачечный комитеты, аптечное дело пришло в упадок. И только после 1920-х годов начало возрождаться в молодом советском государстве. На протяжении 70 лет аптеки подчинялись отдельному управлению и были одним большим механизмом, обеспечивающим население страны необходимыми медикаментами.

Источник: Сергей Никитенко «Развитие аптечного дела на Херсонщине»

 

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *