Шевченко Александра Марковна 1922 г.р., родилась в с.Гоголево Полтавской обл. В Херсоне с 1971 г.

Шевченко Александра Марковна 1922 г.р., родилась в с.Гоголево Полтавской обл. В Херсоне с 1971 г.

У нас Ванюшка был в партизанском отряде «За советскую Родину», его ранило в грудь, но ни сердце не задело, ни легкое, но потом у него рука усохла, были перебиты сухожилия. Я ему заткнула эти дырки, и — в село. В селе мы взяли две подушки, обвязали его, командир связался с Городницей, что раненый у нас. Ваня стонет, а я обнимаю и целую его: «Тихо, тихо.»

Из партизанского отряда я вернулась в Новоград-Волынский, война ещё шла. Я пошла работать в колхоз. Потом Ваня приехал предложение мне делать. Я посмотрела на Ваню, он же инвалид, рука висит. Мама говорит: «Ты ещё молодая, ещё встретишь человека». И я ему отказала, говорю: «Ваня, я не собираюсь замуж идти». Он уехал. Потом другой приезжал, его звали Мирон, хороший парень, тоже из партизан, из отряда “За Советскую Родину», но на задание ездил в Белоруссию. А когда приехал с задания, мы познакомились. Я у его родственников на квартире жила, просто общались, но никакой близости не проявляли, нет — раньше ребята не такие были, как сейчас. Когда я уже ранена была, у нас парень был в главной разведке у генерала, звали Серёжа Полищук. Я в повозке ехала, раненая, а он подъехал и спрашивает: «Чего лежишь, дурака валяешь?» Я: «Не валяю дурака, я есть хочу! Принеси мне хоть кусочек хлеба!» Так и пошло. Где-то наш отряд стоял, он приходит: «Я тебя шукал, привёз тебе хлеба и сала, а тебя не было…» Потом я поехала домой, а он был заброшен самолётом в немецкий тыл, был партизаном. Он был из Москвы, школу настоящую партизанскую проходил. Он мне понравился, и я согласилась. У меня была такая бумажечка от партизанского отряда, там мы и расписались, нам печать поставили.

14 февраля 1945 года я родила дочку, он был начальником, поехал открывать столовые в Западной Украине. Есть такое селение Ходоров, он поехал открывать столовую, и там его бандеровцы убили. Это было в первых числах января, так он дочку и не видел, и она его не видела. Мне один знакомый говорил, что он остановился у батюшки, туда пришли, забрали его — и всё… У него орденов много было, он носил их — Орден Красной звезды, Красного знамени. По орденским книжечкам я получала деньги в то время, когда платили за орден. Вот так я осталась одна…

Шевченко А.М.

* * *

Дроботенко Борис Никитович 1926 г.р., родился в Красноярском крае. С 1991 г. в Скадовске Херсонской обл.

Дроботенко Борис Никитович 1926 г.р., родился в Красноярском крае. С 1991 г. в Скадовске Херсонской обл.

У нас саниструкторша Аська была, Ася, смелая такая девчонка. Она жила с начальником штаба, одевалась — «кубанка», кожаное пальто, сапоги и пистолет на боку Хорошая девчонка, с нами сидела в бункере, рассказывала про себя всё… Вот раз она улицу собралась переходить, а немец, если засечёт, стреляет. Мы перетащили пулемёт, а немец тоже не дурак. Увидел, что кто-то в кожанке — и секанул. Она только во двор забежала и: «Ой, ранило меня!» Мы её в хату завели, она кожанку расстегнула, штаны собралась снимать, а Сашка (был у меня друг) говорит: «Ой, Аська, не надо!» — он уже увидел, что раны нет, в пистолет пуля попала, и её только обожгло.

Когда война закончилась, жена начальника штаба спрашивала меня: «Борис, скажи честно — с кем он был-то?» — «Да что вы, Нина Прохоровна!» А она говорит: «Я чувствовала, что кто-то у него есть, потому что у него бельё всё чистое, заштопанное. Я, — говорит, — даже довольна, что за ним кто-то ухаживал.»

Дроботенко Б.Н.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *