Казначеев Владимир Петрович 1928 г.р. Родился в деревне Соловьяновка Брянской обл., Россия. В Херсоне с 1946 г.

Казначеев Владимир Петрович
1928 г.р. Родился в деревне Соловьяновка Брянской обл., Россия.
В Херсоне с 1946 г.

Я родился в деревне Соловьяновка — это Брянская область. Мы жили в прекрасном месте в Брянских лесах, дворец на берегу реки, а я любитель рыбалки с детства, привязан был к природе, пробовал охотиться со взрослыми. И, хорошо помню, как-то вечером я поймал окуней, прихожу домой, при лампе сидит мама и сестра Аннушка, говорят: «Володя, началась война». Начало было для меня такое. У меня патриотизм был такой — мол, я пионер, врагов разобьём…

На Украину я попал в 1942-м году, в украинское партизанское соединение. Я, как подрывник, был известная личность в соединении, потому что подорвал десять эшелонов — пацан, сколько мне было? 14 лет, а уже представили к званию Героя Советского Союза. После партизанщины я попал в украинскую школу партизанского движения, это случилось в 1944 году. Было это так. Я хотел идти воевать, и когда расформировывали наше партизанское соединение, меня направили в ЦК комсомола Украины, потому что меня приняли в комсомол в партизанах, до этого я был пионером ещё. Встретил меня в ЦК второй секретарь комсомола Лисовой. Я приехал и с собой привёз товарища, тоже партизана, моего земляка, да ещё и ровесника — Сашу Кобзенкова, он был ростом немного ниже меня. Побеседовал с нами секретарь немножко, образование у нас было до войны 5 классов, и он предложил в авиационное училище. Мы пошли и первое, что было нужно — пройти медкомиссию. Я её прошёл, а друг мой — нет, а военная дружба — она отличается от обычной. Мы пошли к Лисовому и, конечно, соврали ему, что мы не прошли комиссию оба, он тогда говорит: “Ребята, а что, если я вас направлю в мореходное училище, в Одессу?”.

А Одессу только что освободили, уже заработали учреждения, и комсомол тогда был. И нас направили с Сашей туда. Мы приехали, нас встретили очень хорошо, предложили учиться в школе обыкновенной, но быть вроде бы как «сынами полка» — не заниматься ничем другим, кроме как учёбой, потому что нужно было выучиться до семи классов, чтобы поступить в мореходное училище. Побыли мы там, и я говорю: «Саша, летим воевать, война идёт!» И мы сели на поезд и приехали в Киев. Зашли в штаб партизанского движения, а начальником штаба был генерал-майор Строкач — известный генерал, Герой Советского Союза. И тут из этого кабинета от Строкача выходит бывший наш начальник штаба, полковник Жбанов, говорит: «А ты чего здесь?» Я рассказал. Он говорит: «Подожди». И сам снова вернулся к Строкачу. Через некоторое время выходит: «Заходите, ребята». Мы зашли, Строкач говорит: «Вот что, ребята, вы сейчас направляетесь в партизанскую школу, будете учиться. Ты, Володька, подрывник, а Сашка в расчёте станкового пулемёта. Будете учиться на радистов». И направили нас в Святошино, там располагалось наше училище.

deti1

Помню, 3 марта 1945 года нас выстроили. А партизанская школа состояла не только из советских военных, она состояла ещё и из тех добровольцев-иностранцев, которые попали в плен и добровольно согласились воевать против Гитлера. Готовили радистов — нас, русских, а группа создавалась из чехов, поляков, венгров. И вот начальник училища выстроил нас и сказал: «Дорогие товарищи, наши войска вошли в Восточную Пруссию, партизанская война закончена для нас, и сейчас училище будет расформировано». Нас отобрали 25 человек радистов и направили в Киев. В Киеве Крещатик разрушен был, город сильно пострадал.

Мы ещё были студентами, когда 8 мая 1945 года ночью нас подняли по тревоге, выстроили, и начальник училища буквально на рассвете объявляет: «Дорогие товарищи! Война закончена победой Советского Союза, поздравляю всех!» Утром мы катили бочку коньяка большую, и по рюмке каждому давали. Тут же увольнение полностью, кто хочет куда уходить — пожалуйста! Мы ушли в город, пили пиво, веселье было. Вот это окончание войны.

* * *

Мама сама у меня с Херсонской области. У бабушки с дедушкой было три дочери. Двое дочерей ихних — тётю Нину и тётю Галю, — угнали в Германию, они были угнаны в Германию в рабство.

Мама была крупная такая девушка, она 1929 года рождения, и когда угоняли всех молодых девчат из Скадовска, её тоже забрали. Бабушка плакала, ходила: «Не берите её, она маленькая, ей 12 лет!» А так как она крупная, говорили, что это неправда. И её в Скадовске посадили в тюрьму до выяснения обстоятельств…

Дедушка вернулся с войны, потом мои тётки вернулись, и бабушка рассказывала, что ходили раньше цыгане по домам, и заходит к нам во двор цыганка, и говорит: «Тебе будут гости. Первый придёт мужчина, а потом придёт женщина». И так и получилось: первый пришёл с фронта дедушка, а потом тётки мои. А маму мою не угнали в Германию — подержали, подержали в тюрьме, она очень плакала. Бабушка приносит ей передачу, а там окошечко такое маленькое, она кричит: «Мама, забери меня домой!» — Нельзя, пока не выяснили все обстоятельства…

Аноним, 1949 г.р.

Оставить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *